Лучшие категории

YesK.am

3208

27 апреля 2009

Сардарапат: без права на поражение

Мы, армяне, трепетно относимся к разным знаменательным датам, особенно если они относятся к славным битвам, таким как Сардарапатское сражение, битва при Аварайре, Карабахское сражение… Доктор политических наук, директор Центра стратегических исследований «Арарат» Армен Айвазян, давно исследующий как стратегические, так и психологические проблемы, связанные с военной историей Армении и ее геополитической реальностью, считает, что уже Сардарапат показал, что те ложные представления, которые старались нам внушить враги о нашей беспомощности, показали всю свою никчемность. Сардарапат, а в последний период нашей истории еще и Карабах показали, что именно мы и являемся авторами нашей истории.

– Учитываются ли сегодня уроки нашей истории?

– Эти уроки все же не до конца проанализированы и усвоены ни нашей исторической мыслью, ни тем более нашей политической элитой, которая не знакома даже с той исторической литературой, которая существует. А ведь стратегия – это прикладная дисциплина, соединяющая прошлое, настоящее и будущее. Взаимосвязь этих трех временных пространств может явиться областью, где стратегия начинает воздействовать на реальность.

– Как в нашей военной истории обычно взаимодействуют стратегия и тактика?

– Наша стратегическая мысль как раз и слаба оттого, что часто подменяется тактической. Причем она заменяет стратегическую мысль на довольно долгий промежуток времени, а потом другая тактическая задумка приходит и занимает место второй. А стратегии так и не удается развиться. Тут можно сказать и о нашей стратегической «культуре сопротивления». В ХХ веке она была довольно-таки противоречива. Мы дошли до Сардарапатской битвы, с одной стороны, приобретя мощные традиции военной истории, подкрепленные в конце 19 века фидаинским национально-освободительным движением, а с другой стороны, не преодолев слаборазвитую политическую и стратегическую мысль.

– Вооруженным силам в Армении всегда придавали большое значение…Сардарапат: без права на поражение

– Нам на очень долгое время удалось удержать армянскую государственность. Военные традиции древнего и средневекового армянского государства и их вооруженных сил были настолько сильны и укоренены, что пережили это государство и даже в наиболее мрачные периоды сохранились в некоторых оторванных друг от друга регионах Армении.

Само существование этих сил после уничтожения армянского государства на протяжении столетий, когда Армения находилась под игом двух мусульманских супердержав – Ирана и Турции, уже является историческим чудом.

– А где они удерживались?

– В Восточной Армении – в основном в Арцахе и Сюнике, а в Западной Армении – в Сасуне, Васпуракане, Зейтуне и некоторых других регионах. Хотя иногда и делались попытки связать эти остатки армянского государства, они не увенчались успехом. Причины тут были в основном объективные: эти вооруженные силы не имели той мощи, которой обладали Турция и Иран. Им не дано было самоорганизоваться в более мощную армию освобождения Армении. Лишь однажды в 1720х годах удалось организовать вооруженные силы в Восточной Армении. Тогда в очень короткий промежуток времени была воссоздана армянская армия в Сюнике, в Арцахе, в Ереване. Но опять же соотношение сил не позволило армянским войскам объединиться и установить контроль над всей Восточной Арменией.

– Все освободительные битвы были не на жизнь, а на смерть – иначе и не могло быть…

– Когда мы говорим о Сардарапате, надо иметь в виду еще и Баш-Апаранское, и Каракилийскую битвы. Но, конечно же, Сардарапат был центральным сражением – сражением за Ереван. Ставки в этой битве были очень высоки: быть или не быть Армении. И я бы хотел обратить внимание именно на это. Ведь что представляла собой Сардарапатская битва? С одной стороны, это – военная доблесть, героизм, полководческий талант, боевой дух, тактическая победа, а с другой – это была битва за само существование Армении и армянского народа. То есть риск в этой битве был недопустимо высок для нас. Но ведь теми же силами можно было организовать и оборону на дальних подступах к сердцу Армении – Еревану, причем на более благоприятных и естественных географических позициях. Я хочу сказать, что если бы Армения проиграла Сардарапатское сражение, то не было бы сегодня Еревана, не было бы и Армении вообще. А ведь всегда надо стремиться предотвращать такие битвы «не на жизнь, а на смерть». Подобные битвы надо устраивать не на подступах к столице, а организовывать на самых превентивных этапах сражения. Вот и в Карабахе произошло то же самое. Если бы Армения потеряла Карабах, то ее самой бы сегодня уже не существовало. Ставки были очень высоки. Все это идет от наследия, которое нам досталось от 1915-1920-х годов. После них Армения не имеет права даже на одно-единственное крупное поражение. Мы можем выиграть множество сражений, но одно-единственное поражение может оказаться концом нашей истории. Но были и очень нелицеприятные страницы в нашей истории, когда в 1918 году часть армянских солдат не воспринимала Западную Армению – Карин (Эрзерум), Муш, Сасун - как свою Родину. Местечковое мировоззрение дало свой эффект и в 1918 году, когда почти без боя были сданы и Эрзерум, и другие населенные пункты Западной Армении. Тогда вот и пришлось организовывать оборону под Ереваном.

…Война – это архисложное, многоуровневое явление, и в каждом поражении есть как победа, так и отчасти поражение, и наоборот. В любом случае надо анализировать собственные ошибки, научиться хладнокровно, спокойно относиться к ним. С привязкой к сегодняшнему времени, подобное искусственное разделение между «айастанцами» и «карабахцами», если заблаговременно не предпринять соответствующих мер, может привести к такому же плачевному результату. И меры эти должны быть как информационного содержания, так и психологического, а также и самого резкого правового, включающего в себя и силовое вмешательство. Нынче весь наш потенциал должен быть задействован для усиления нашего государства и повышения нашего национального самосознания.

Сардарапат: без права на поражение– На психологическом уровне что нам, армянам, дали битвы под Сардарапатом, под Аварайром, как и Карабахское освободительное движение?..

– Психологический аспект имеет не менее важное значение, нежели военный. Все освободительные сражения, битвы, движения - они предопределили фундамент для будущего воссоздания армянского государства, которое мы сегодня уже имеем на части исторической территории Армении. Они создавали фундамент идеологии независимости, идеологии освобождения, в какой-то мере идеологии демократии, так как демократия подразумевает консолидированность нации, ее солидарность в основных вопросах. Это взаимосотрудничество между всеми частями и частицами нации также является фундаментом для развития демократии.

– И все же в экстремальных ситуациях, на пике, в горячке мы больше проявляемся. Может, именно это нас и спасает…

– Эта горячка является больше недостатком, чем преимуществом. Нам надо научиться действовать по всем основным категориям нашей стратегической реальности. Особо опасно, когда политическая элита лишена соответствующей подготовки в вопросах национальной безопасности, слаборазвита стратегическая мысль.

Надо учитывать и тот факт, что у Армении могут возникнуть ситуации, когда у нее не окажется союзников. С нами это уже не раз бывало, и мы должны понимать, что могут быть весьма неблагоприятные ситуации, когда мы можем оказаться один на один с нашими известными противниками. Хуже ситуацию, чем под Сардарапатом, трудно представить, точно так же, как и ситуацию в Карабахской войне, особенно в начале ее, когда Карабах был полностью окружен, не имел сухопутной связи с Арменией и в самом Карабахе были сильнейшие точки сопротивления противника. И несмотря на то, что все преимущества были на стороне противника, все-таки мы победили. То же самое и Сардарапат. Наши силы отступали, начиная от Эрзерума, и вдруг под Сардарапатом, почти у Еревана, наша армия дала генеральное сражение и выиграла его! Мы, конечно же, должны гордиться и Сардарапатом, и Карабахской битвой, и теми тысячами сражений, которые дала армянская армия. Часть из них она проиграла, а часть – выиграла и победила, но любое сражение является нашей гордостью, является частью нашей коллективной психологии и источником мобилизации умственных, идеологических и психологических ресурсов нации.

– И все же, по сути, мы – военная нация?

– Да, конечно. Я говорил о тысячах сражений на протяжении последних пяти тысяч лет. Невозможно, чтобы эти сражения, пролитая кровь не воспитали в армянине воина.

Кари Амирханян