Лучшие категории

» » » » Николай Рыжков: «Я сожалею только о том, что разрушился Советский Союз»
YesK.am

2768

9 января 2008

Николай Рыжков: «Я сожалею только о том, что разрушился Советский Союз»



Николай Рыжков: «Я сожалею только о том, что разрушился Советский Союз»В годовщину трагического спитакского землетрясения бывший председатель Совета Министров СССР, ныне член Совета Федерации РФ Николай Иванович Рыжков в беседе с нашим корреспондентом вспоминает о событиях декабря 1988 года и размышляет о российско-армянских отношениях.

– Николай Иванович, в декабре следующего года Армения будет отмечать двадцать лет со дня землетрясения. Когда случилось это несчастье, Вам было поручено восстанавливать зону бедствия. Сейчас, по прошествии стольких лет, как бы Вы оценили сделанное: все ли удалось? Чего не получилось? О чем сожалеете?


– Я сожалею только об одном, что разрушился Советский Союз. Это, в конце концов, самое главное, все остальное – производное. Можно сколько угодно говорить, что дома не успели построить, дороги не успели сделать, школу восстановить, но это все частности. Самое главное, что разрушился Советский Союз, и все замыслы 1988-1989 годов: восстановить Спитак, другие города – остались не реализованы.

Если бы не разрушился Советский Союз, я думаю, что львиная доля из того, что задумывалось, было бы сделано. Может быть, и не в три года, как говорили тогда, может быть, еще год – два понадобилось бы, но это бы уже не меняло положения.

А когда разрушился Советский Союз, все республики ушли из зоны бедствия. Россия уходила последней, а самой последней была организация «Агрострой». Практически Армения осталась один на один с проблемами. И потребовалось долгое время, пока не изменилась политическая обстановка в Армении и пришли другие люди, постепенно, шаг за шагом началось восстановление – последние 8–10 лет мы видим это ощутимо, но еще очень многое предстоит сделать.

– Вы возглавляете попечительский совет по увековечению памяти жертв землетрясения в Армении. Не могли бы рассказать, как родилась эта идея? Как далеко до ее осуществления? Какие еще инициативы имеются у попечительского совета?

– Я бы только хотел полной ясности: да, мы создали попечительский совет по сооружению памятника жертвам землетрясения. Летом на выставке скульптора Фрида Согояна мы увидели небольшой макет монумента. На наши расспросы Согоян ответил, что этому его замыслу уже года два. И тогда я сказал: «Слушай, мне кажется, это очень интересная работа, близится 20-летие землетрясения, и надо поставить памятник в Армении, как олицетворение памяти народа».

И вот так, шаг за шагом эта идея все больше захватывала умы интеллигенции. В конце концов, мы вышли на руководство Армении, на Сержа Азатовича Саркисяна, который только стал премьер-министром, и рассказали ему о нашей идее. Было принято неофициальное решение – никаких бумаг не было, – что финансирование проектирования памятника, изготовления, транспортировки – все это берет на себя армянская диаспора в России. А Армения должна взять на себя все, что связано с установкой монумента: подготовку фундамента, оформление площади.

Человек двадцать известных людей подписали письмо и попросили меня возглавить попечительский совет по установке памятника. Я им говорю: «Слушайте, есть диаспора армянская. Я русский. Почему я должен стоять во главе?». Нет, отвечают, вы у нас уважаемый человек в республике, поэтому мы надеемся, что с вашей помощью этот вопрос как-то сдвинется. Ну, в конце концов, я 19 лет после землетрясения связан с Арменией – согласился.

Мы создали попечительский совет, куда вошли посол Смбатян, епископ Езрас, актер Армен Джигарханян, знаменитый футболист Никита Симонян и Григорий Аркадьевич Габриелянц, бывший министр геологии. Назвали его «Совет по увековечению памяти жертв землетрясения».

Сейчас мы много времени уделяем этой работе. К сожалению, жизнь у нас устроена так, что все только говорят: «Надо делать, мы поможем», а как только пыль садится, отходят в сторону. За четыре месяца, что мы занимаемся проектом, денег практически не поступает. Мы обратились в 53 региона России, я сам всех обзвонил, в часть регионов мы с президентом Союза армян России Абрамяном направили письма. Все очень горячо поддержали идею, а денег нет до сих пор!

– А большие ли деньги нужны?

– Сейчас еще трудно определиться, потому что все в работе находится, но я думаю, это миллионов 12 рублей.

Я был в Армении месяц назад – мы проводили в Ереване заседание нашей парламентской комиссии. Встречался с Кочаряном и сказал ему: «Складывается впечатление, что из-за февральских выборов вы, по-видимому, решили оттянуть вопрос с памятником, чтобы им занялся уже новый президент. Но пока он изберется, пока инаугурация пройдет, пока новый человек во все детали вникнет - мы оглянуться не успеем, как останется несколько месяцев. Это не годится, совершенно».

И недавно мы узнали, что в Армении создана Госкомиссия по организации мероприятий, посвященных 20-летию спитакского землетрясения 7 декабря 1988 года. Указ был подписан президентом Армении Робертом Кочаряном 23 ноября 2007 года, председателем комиссии назначен премьер-министр Армении Серж Саркисян. Фрид Согоян вскоре повезет макет памятника в Армению, чтобы принять принципиальное решение о его установке. Мы очень удовлетворены и надеемся, что дело пойдет… Сдвиг произошел, сейчас будем ждать решения со стороны России. Письмо я послал и Владимиру Владимировичу Путину. Я не думаю, что Россия останется в стороне.

– Николай Иванович, Вы сопредседатель межпарламентской комиссии по сотрудничеству между Национальным Собранием Армении и Федеральным Собранием России. Насколько близки позиции наших двух стран? Как развиваются наши двусторонние отношения и можно ли их назвать союзническими?

– Структура нашей комиссии такова, что российскую часть возглавляю я, а армянскую – заместитель председателя Национального Собрания Ваан Ованнисян. Я с 1996 года этим делом занимаюсь, считайте, уже 10 с лишним лет. Был руководителем межпарламентской комиссии в Думе, а когда четыре года назад пришел сюда, в Совет Федерации, этот общественный пост вновь передали мне. Российская сторона имеет в комиссии 20 человек, по 10 от каждой палаты. Армянский парламент однопалатный, и для нас совершенно неожиданным оказалось, что армянская сторона в составе комиссии имеет только 11 человек.

Я сказал на это председателю парламента: «Мы специально много лет назад подписали документ о паритете в комиссии, независимо от того, что у нас 145 миллионов человек, а в Армении 2 миллиона. У вас же и найдется политик, который скажет: видите, и тут нас ущемляют!»

Теперь о работе. Мне трудно хвалить себя и нашу комиссию, но я считаю, что из всех комиссий, а их достаточно много, наша – одна из лучших. Это не мои слова, это и Путин сказал, когда он был с официальным визитом в Ереване. Да мы и сами удовлетворены. Аккуратно, как часы, два раза в год встречаемся, обсуждаем вопросы.

Николай Рыжков: «Я сожалею только о том, что разрушился Советский Союз»Если говорить о сути наших взаимоотношений, эффективнее всего работают президенты: они встречаются довольно часто, обсуждают политические вопросы: военные базы, международные дела. Они заслуживают самую высокую оценку. Парламенты хорошо взаимодействуют. Исполнительная власть в последние годы тоже стала эффективнее работать, особенно по сравнению с тем, что было три года назад.

– Вы, кроме того, председатель «АРАДЕС», организации армяно–российского делового сотрудничества. Можете рассказать, к каким отраслям армянской экономики проявляют интерес российские предприниматели? Каков объем двусторонней торговли, инвестиций?

– Я должен вас разочаровать. Я не председатель «АРАДЕС», я вышел из этой организации. Ну, честно говоря, я долго сопротивлялся, говорил: «Зачем мне еще один хомут, у меня Российский союз товаропроизводителей есть». Но, в конце концов, дал согласие, попытался что–то сделать. Но потом понял, что люди, очень активно пропагандировавшие эту идею, к делу остыли. А я привык организованно работать. И когда мне сказали: «Ну а что? Ведь все заранее известно, кто нефтью торгует, кто камнями, кто коньяком», я почувствовал, что… в этом деле оказалось больше пиара. Тратить свою энергию, время впустую я не привык и снял с себя обязанности председателя.

– В любом случае, Николай Иванович, как Вы считаете, имеет ли армянский капитал какие-то преференции в России, а российский в Армении? И еще хотела спросить, почему, на Ваш взгляд, не заработали армянские предприятия, которые передали России по соглашению имущество в счет долга?

– В последнее время российский капитал пошел в Армению с серьезными намерениями. Я был в прошлом октябре на открытии предприятия по производству алюминиевой фольги, принадлежащего Дерипаске. Это прекрасное предприятие, если не ошибаюсь, около 100 миллионов долларов были вложены в его модернизацию, в новейшие технологии. По нашим данным, все больше и больше российского капитала идет в Армению.

К сожалению, не очень хорошо сработали исполнительная власть, да и мы, законодатели, при передаче в российскую собственность завода «Марс». Это прекрасное предприятие, но его оборудование устаревает физически и морально. Сейчас прорабатываем вопрос с военными, учитывая присутствие в Армении российской военной базы, – чтобы как-то использовать мощности завода для ремонта техники. Я думаю, вопрос есть и надо работать.

Что касается армянского капитала, тут есть одна тонкость. Здесь, в России достаточно сильная диаспора, я знаю богатых людей, армян, которые инвестируют в российскую экономику, вкладывают значительные деньги, в основном в строительство. Хотя есть и инвесторы из Армении: они тоже что–то делают.

– В феврале в Армении будут президентские выборы, позже они пройдут в России. Как Вы считаете, повлияет ли исход этих выборов на взаимоотношения двух стран? Возможны ли какие-то перемены? В какую сторону?

– Я думаю, нет. Конечно, будут выбирать люди, но после многочисленных поездок в Армению имеем примерное представление, кто будет главным претендентом на этот пост. Я считаю, достойнейший человек.

– А кто, Николай Иванович?

– Я имею право об этом говорить? Да? Я думаю, это Серж Азатович Саркисян. Я думаю, он. Только пусть не обвиняют меня в агитации.

После выборов в Национальное Собрание он имеет огромнейший перевес, т.е. избирается не просто как хороший человек, а как руководитель партии, опирающийся на большинство в парламенте.

Мы его знаем, это человек для российского руководства не новый. Я знаю мнение не только армянской диаспоры, но и мнение россиян, которые связаны с Арменией, – они все поддерживают его кандидатуру.

Конечно, будут и другие претенденты. Вот недавно мне позвонил посол и рассказал, что развернулась избирательная кампания Тер-Петросяна и его союзники делают заявления, что «Наирит» правительство Советского Союза закрыло, а не они. Атомную станцию Рыжков закрыл, а не армяне. Это ложь. Если формально, то я закрыл. Потому что без подписи союзного руководства такой объект федерального значения никто не мог остановить. Но если посмотреть в глубину, там такое творилось!

Конечно, если такой руководитель будет, не дай Бог, то, конечно, надеяться на добрососедские отношения с Россией невозможно. Но я убежден, что этого не произойдет.

Будет проводиться тот же курс, что последние восемь лет при Путине. Есть оппозиция, есть СПС, Жириновский, который крутится-вертится, не знает, куда деваться, есть еще «Яблоки» разные, но это бесполезно. Ну, пошумят немножко. Но курс меняться не будет.

– Николай Иванович, Ваше интервью выйдет в нашей газете в канун Нового года. В Армении будут рады, если Вы передадите людям пожелания к Новому году, потому что Вы для них свой человек.

– Во-первых, я бы хотел, как и любому народу, пожелать армянам благополучия в 2008 году. Я не говорю, что все блестяще и в Армении, и у нас, но мы знали и худшие времена, и я не хотел бы, чтобы предвыборные политические вихри отразились на жизни народа.

Армяне обладают исторической памятью. И я очень благодарен армянскому народу за то, что он и меня не забывает, и хочу сказать, что и я никогда не забуду этот народ, потому что столкнулся с ним в тяжелую годину.

Я впервые приехал в Армению во время землетрясения и всего два года был премьером после. За два года можно было забыть все десять раз. Ну, был какой-то Рыжков, что-то делал… Но даже когда я начале 90-ых нигде не работал, армяне никогда меня не забывали, никогда. И я очень благодарен армянскому народу за это. И не зря говорят: «Друзья познаются в беде». Поэтому я люблю этот народ, я надеюсь, что и дальше, сколько Бог отведет нам лет жизни, мы будем вместе.

Беседу вела

Армила Минасян