Лучшие категории

» » » » Даже Макашов в нас не стрелял
YesK.am

2190

9 апреля 2008

Даже Макашов в нас не стрелял



Даже Макашов в нас не стрелялИнтервью Давида Шахназаряна, руководителя центра «Согласие», члена правления АОД, в 1994—1995 годах – министра национальной безопасности Армении, посла по особым поручениям президента РА, специального представителя президента Армении по карабахскому урегулированию.

– Итоги выборов подведены, президентом объявлен Серж Саркисян. Оппозиция не приняла этих итогов. Причем, как теперь вас обвиняют, не приняла еще до официального завершения подсчета голосов.


– Выборы не ограничиваются днем голосования, вся избирательная кампания в Армении проходила с грубейшими нарушениями, причем «в одни ворота». Чтобы организовывать победу Сержа Саркисяна, был мобилизован весь номенклатурный и криминальный ресурс власти. Митинги в его поддержку напоминали брежневские времена, когда людей сгоняли с предприятий, колхозов, даже из школ и устраивали переклички, чтобы никто не улизнул.

Телевидение обслуживало только кандидата власти (а их было 8, фактически все, кроме Левона Тер-Петросяна) и открыто вело одностороннюю пропаганду.

Активистов оппозиции начали арестовывать еще во время предвыборной кампании: мы столкнулись с давлением со стороны полиции на доверенных лиц, на руководителей штабов на местах, на всю команду Левона Тер-Петросяна по всей республике. Налоговый департамент проводил выборочные проверки, приходили ко всем сторонникам оппозиции, у кого был даже самый мизерный частный бизнес. Фактически был развязан настоящий налоговый террор. Был мобилизован весь криминал – те, кто избивал, запугивал, давил на наших сторонников. Если в такой стране, как Армения, чей-то сын служит в армии, его родители всегда уязвимы. Многим родителям угрожали, что их детей перебросят или в отдаленные части, или на границу, лишат увольнительных.

Второй важный момент: на этих выборах власти реально выступали восемью кандидатами против одного кандидата от оппозиции. Тер-Петросяну противостояли кандидаты-спойлеры, призванные выступить против него, растащить голоса оппозиции.

Несмотря на все предпринятые властью усилия, без тотальных фальсификаций обойтись не удалось. Даже в день голосования мы фиксировали избиения наблюдателей от штаба Тер-Петросяна на избирательных участках. После того, как наблюдателей выгоняли с участков, в урны пачками запихивали бюллетени. Делалось это криминалитетом под защитой правоохранительных органов. На некоторых участках после такого «голосования» процент избирателей, участвовавших в выборах, стал зашкаливать за 99%.

И тем не менее атмосфера в стране была такая, что мы чувствовали – Левон выигрывает в случае честного голосования. Единственный раз, когда Серж Саркисян попытался сыграть с нами на политическом поле – он потерпел тяжелое поражение. 26 февраля Саркисян организовал на площади Республики свой митинг. По всей Армении была объявлена мобилизация госструктур, пригнали огромное количество народа, включая детей. Но люди развернулись и присоединились к нам, к митингу у Оперы, на площади Свободы.

– Использовали ли вы альтернативный подсчет голосов? Какие были зафиксированы нарушения, позволяющие говорить о том, что выборы были сфальсифицированы?

– Мы прибегли к методам математики, принятым при подсчете голосов во всем мире – реальное количество голосов, отданных за Сержа Саркисяна, его собственных, честно заработанных голосов, позволило бы ему поспорить за 3-4 место с кандидатом от дашнаков Вааном Ованнисяном.

Одних только лишних бюллетеней было напечатано на полмиллиона больше, чем избирателей в списках. Если считать голоса реально участвовавших в голосовании избирателей, то из миллиона 100 тысяч Серж Саркисян набрал около 170 тысяч голосов. У Левона Тер-Петросяна – более 750 тысяч.

– Оппозиция утверждает, что арестованы большинство из ее лидеров. Принимали ли они участие в акциях протеста, в беспорядках?

– Аресты носят тотальный характер и продолжаются по сей день. Арестовывают не погромщиков, а политических соперников власти – депутатов, руководителей предвыборных штабов. Их обвиняют в заговоре с целью свержения власти. Заговор этот выдуман, власти просто боятся народа. Свидетельство этого – новый закон, который мы называем «законом об отмене митингов». Роберт Кочарян его торопливо подписал, не дожидаясь срока окончания ЧП. В соответствии с этим власти могут запретить любые митинги и шествия, если сочтут, что они «могут повлечь за собой угрозу государственной безопасности».

– Но что для вас может измениться с отменой ЧП? Исчерпаны ли легальные способы оспорить результаты выборов?

– После решения Конституционного Суда легального способа не осталось. Но я должен подчеркнуть, что и сам процесс в Конституционном Суде прошел с нарушением Конституции Армении. Поэтому даже если бы суд решил, что Тер-Петросян выиграл эти выборы - он сам не принял бы этого решения. Конституция гласит: во время ЧП выборы не проводятся. Процесс в Конституционном Суде - это часть избирательного процесса. Поэтому, пока действует ЧП, любое решение КС, кроме одного - что выборы были недействительными, - лежит за рамками правового поля.

Но наш КС фактически приравнен к департаменту администрации президента, и его решение было предсказуемо.

– Однако общество раскололось после этих выборов.

– Нет, общество не расколото, оно едино, существует лишь противостояние между гражданами и властью, а само общество консолидировано. Сейчас в Армении никто не признает итог этих выборов. Армения ведь не Украина, где все действительно поляризовано. Заметьте, идет 18-й день ЧП – и никакого столкновения между двумя лагерями, между сторонниками власти и приверженцами оппозиции. Даже те, кто поддерживал Саркисяна до дня голосования, после погромов и гибели людей отвернулись от него.

– Нуждается ли произошедшее в Армении в правовых оценках?

– Тер-Петросян требует международного расследования и категорически против того, чтобы расследование проводили власти: нельзя, чтобы преступник расследовал собственное преступление.

– Связано ли с итогами выборов недавнее обострение на границе?

– Думаю, да. Кто его начал, не берусь судить. И у Кочаряна, и у Алиева были мотивы. Кочарян хотел отвести внимание от событий в Ереване, Алиев мог попытаться использовать напряженную ситуацию в Армении, чтобы проверить границу на прочность.

– А принятая в марте Генеральной Ассамблеей ООН резолюция «Положение на оккупированных территориях Азербайджана» связана с исходом выборов?

– Нет, это связано с неумелой внешней политикой Кочаряна. Этот проект лежит в ООН уже четвертый год, и рано или поздно резолюция была бы принята. Я считаю, что она поставила под угрозу весь минский процесс.

– Ваши следующие шаги: будете ли Вы добиваться новых выборов, ограничений на работу СМИ?

– Мы продолжим бороться всеми законными способами. Заметьте, за весь этот напряженный период Тер-Петросян совершил только одно административное правонарушение, проводя после дня голосования несанкционированные митинги. Власти же начали с насильственного разгона мирного митинга, вечером 1 марта были бойня и расстрел людей, причем не там, где шел митинг. Сейчас продолжаются аресты политических противников. С 1 марта Тер-Петросян подчиняется режиму ЧП, но власти все время обостряют ситуацию – арестами и массовой пропагандистской кампанией. Армия сейчас стоит на улицах Еревана с автоматами. В 1988 году, когда начиналось наше движение за Карабах и независимость, даже советские солдаты с огнестрельным оружием не стояли.

– В 1988 году вас и генерал Макашов арестовывал…

– Макашов нас только сажал, он в нас, по крайней мере, не стрелял.

Беседу вела

Лиана Минасян