Лучшие категории

» » » » О пользе проваленных революций Армения
YesK.am

1933

16 июля 2008

О пользе проваленных революций Армения



О пользе проваленных революций АрменияПосле того, как правительство Армении было уже сформировано, в обществе шли дискуссии о реформах второго поколения – вовремя ли мы их начинаем или время упущено? Сама тема: а что же это такое – реформы второго поколения? – затрагивалась минимально.

В самом конце мая президент Серж Саргсян провел встречу с бизнесменами, на которой сделал несколько заявлений, о серьезности которых говорил не столько сам текст, сколько удрученные лица некоторых олигархов. Нельзя утверждать однозначно, но, видимо, президентские заявления появились в результате напряженных переговоров с крупным бизнесом. Которому, надо полагать, президент доходчиво объяснил, что, если не поменять правила игры, то лодка с нынешней элитой имеет все шансы пойти ко дну:

– Любой госслужащий, имеющий контакты с предпринимателями, каждый день должен выходить на работу с сознанием того, что его работа – это предоставление услуг. Если этот подход не станет основным в налоговой, таможенной и вообще во всех госструктурах – мы не сможем достигнуть серьезных успехов. Я вижу выражение лиц некоторых предпринимателей, но смею заверить, что мои подходы отныне будут именно такими.

Президент считает, что одним из проявлений новой экономической реальности должно стать доверие предпринимателя к государственным институтам, которые должны стать его партнерами:

– Если бизнес к этому готов, то я уверен, что должностные лица, может, и без воодушевления, не очень легко, но пойдут на это. В противном случае их заменят другие. Я предлагаю здесь и сейчас зафиксировать эти правила и сделать их обязательными для всех: и для бизнеса, и для госслужащих.

В своем блицинтервью лидер партии «Процветающая Армения» Гагик Царукян, один из богатейших людей страны, заметил: «Что было – то было, нужно провести черту, работать по документам и выплачивать налоги». Видимо, «что было – то было» - это основной пункт договора президента с крупным бизнесом.

В переговорах на стороне президента был определенный ресурс давления на олигархат.

В период подготовки революции деньги Левону Тер-Петросяну поступали не только из-за рубежа, но и от олигарха Хачатура Сукиасяна, находящегося сегодня в бегах. Однако, как утверждают злые языки, когда дела у экс-президента пошли особенно успешно, ему стали отстегивать и другие бизнесмены, аффилированные с властью. Кстати, такова логика революций – она раскручивается на иностранные деньги, но когда угроза ее становится серьезной – в нее начинают инвестировать и свои. Крупный бизнес везде ценит хорошие отношения с властью, какая бы она ни была. Второй президентский ресурс – разобщенность самого олигархического сообщества, которое свои прибыли ценит выше корпоративных соображений.

Как были разыграны карты и насколько длительны заключенные соглашения – пока остается только гадать. По крайней мере, требование президента играть в налоговом поле олигархами как бы принято.

Для того, чтобы обозначить преемственность реформаторского курса, период президентства Роберта Кочаряна решено не трогать, обозначив заслуги экс-президента: он накопил потенциал, без которого говорить о реформах было бы бессмысленно. Станут ли 10 лет правления Кочаряна предметом критики, во многом зависит от успешности реформаторского курса сегодняшней власти.

Президент сделал еще одно серьезное заявление – призвал руководителей силовых структур, присутствовавших на совещании, не заниматься по собственной инициативе деятельностью хозяйствующих субъектов, а объединить усилия в реализации комплексных программ по борьбе с коррупцией. Т.е. заниматься своим делом. Заметим, что в те же дни начальник полиции Айк Арутюнян был заменен марзпетом (губернатором) Аликом Саркисяном, имеющим полицейское прошлое. Правда, тут, скорее всего, сказалось не только желание поумерить пыл полиции во вмешательстве в бизнес, но и расследование событий 1 марта. Надо полагать, что у человека, находившегося тогда вне полицейских структур, меньше будет мотивов защищать их действия.

Премьер Тигран Саркисян на том же совещании добавил масла в огонь, провозгласив основной принцип правительственной программы налоговых реформ: «Лицом к налогоплательщику!», в основе которого ясность и понятность налогов. Для Армении это долгожданный тезис, потому что налоги запутаны настолько, что, кажется, даже владельцу сапожной будки для составления налогового отчета впору нанимать квалифицированного бухгалтера. Внятность и простота налоговых правил уменьшит затраты бизнеса на их выполнение, что автоматически приведет к снижению налогового бремени, полагает премьер. А если у бизнесмена нет проблем с выплатой налогов, то и проверки у него должны быть либо исключены, либо сведены к минимуму.

Изменения коснулись и таможни. После того, как 15 апреля был отставлен с поста председателя Государственного таможенного комитета Армен Аветисян, обязанности руководителя стал исполнять его заместитель Гагик Хачатрян, после чего таможня стала работать прозрачнее. На сайте таможни вывесили т.н. «критерии» – низовые цены, по которым производится растаможка товара. Таможенники информацией о низовой цене не особо делились, и, чтобы снизить себе таможенное бремя, импортеры вынуждены были вступать с ними в коррупционные отношения. Теперь цены объявлены, и импортер уже знает, какой ему привозить счет-фактуру, чтобы не передать лишнего. Это – с одной стороны. С другой – таможенникам, так же как и налоговикам, заявлено, что они являются не хозяевами жизни на вверенном им участке, а опять-таки службой, предоставляющей услуги. Конечно, разница пока всего лишь декларативная, но, чтобы жизнь таможенникам не показалась раем, будут вводиться определенные параметры работы таможни, среди которых – сроки обработки грузов. Кроме того, можно с таможней прямо не общаться, а присылать им документацию из своего офиса. Как эта возможность реализуется на деле – сказать пока трудно, нет практики. Но одно из основных правил демократического общения со службами, которым гражданин обязан платить – не видеть их в глаза - скорее всего, со временем получит определенное развитие.

4 июня Гагик Хачатрян стал председателем ГТК, утеряв приставку и.о. Представляя его сотрудникам службы, премьер решил разобраться с его предпринимательским прошлым:

– Это, конечно, важный вопрос, который нас интересует, и не секрет, что эти разговоры идут и о господине Хачатряне, и о других работниках таможенной и налоговой служб, которые могут использовать свое должностное положение для продвижения своих личных дел. Мы исключаем такое поведение должностных лиц, и в то же время мы имеем целью защитить честных и порядочных должностных лиц, и единственной формой этого является обеспечение гласности.

Формально ни депутат, ни госчиновник не имеют права заниматься бизнесом. И потому они как бы передают свой бизнес в управление близким родственникам, продолжая его развивать теперь уже под государственной или политической крышей. Премьер полагает, что противоядием от этой практики послужит внедрение в стране в сотрудничестве с Всемирным банком института выявления интересов. Как это будет выглядеть в реальной жизни – сказать очень трудно. Пока же родственникам и приближенным госчиновников следует озаботиться приобретением репутации аккуратных налогоплательщиков, дабы не дискредитировать высокое родство.

Во время той же встречи премьер представил и заместителя ГТК Артака Шабояна, преподавателя Французского и Экономического университетов, с опытом работы в Центробанке, знатока макроэкономического анализа и автора концепций по реформированию таможенной службы.

Итоги встреч с бизнесменами, налоговиками и таможенниками можно сформулировать как переход от принципа «Начни бизнес и потеряй сон» к принципу «Заплати налоги и спи спокойно». Конечно, никто до конца не уверен, что предложенные принципы не скатятся со временем всего лишь к имитации реформ.

В те же дни была изменена структура аппарата правительства. Было образовано 5 новых комитетов. Четыре из них – это министерские группы с пересекающимися сферами деятельности - финансово -экономический, социальный, регионального развития и экологии и государственно-правовой. Пятый комитет будет обсуждать заявления граждан. В этом изменении, по признанию премьера, сказалось влияние Англии, оказывающей Армении техническое содействие. Теперь все вопросы до того, как попасть на заседание правительства, должны обсуждаться в комитетах.

В принципе английская модель государственного управления считается сегодня самой эффективной. Она предполагает, что людей, принимающих решения, должно быть не более 20-и, в противном случае вопрос потонет в обсуждениях. Может, действие этой модели уже сказывается – на прошлом заседании правительства около полусотни решений было принято за час. А всего пару заседаний назад приглашенный на заседание председатель Контрольной палаты НС Ишхан Закарян делился своими впечатлениями от проекта по закупкам:

– Тут есть предложение, состоящее из 71-го слова. Я три раза переводил дух, чтобы его прочитать!

И еще одна концептуальная встреча президента произошла с сотрудниками полиции в середине июня.

Серж Саргсян на встрече специально отметил действия дорожной полиции, когда у нее на глазах нарушает правила дорожного движения кортеж из дорогих машин с так называемыми «хорошими номерами». Полицейский тут не только отводит взгляд, но еще и пытается оштрафовать какого-нибудь бедолагу-водителя, создавая иллюзию работы. Обратившись к своему премьерскому прошлому, президент отметил, что никогда не позволял себе нарушить правила движения. «Если премьер не позволяет себе проехать на красный свет, то кто же имеет право в этой стране делать подобное? Где ваша решимость? Неужели не понятно, что это вопрос вашего авторитета?» – обратился он к полицейским.

С другой стороны, незаконные действия полиции и неуважительное отношение к водителям также будут пресекаться, не говоря о малейших попытках коррупции. Дорожный полицейский должен четко сознавать, что он является помощником и водителя, и пешехода, заявил президент. После чего сформулировал цель: «У нас должна быть дорожная полиция европейского уровня!»

И еще одна новация – выездные заседания правительства, одно из которых уже состоялось в Гюмри. Как выяснилось, гюмрийцы к заседанию готовились долго и основательно, привлекли к этому делу общественные организации и выставили на повестку 33 вопроса, наиболее животрепещущих. Правительство в Гюмри приняло 5-летнюю программу строительства стоимостью почти в четверть миллиарда долларов, дало добро на развитие технопарков и приняло решение перевести агентство Национальной службы сейсмозащиты в Гюмри. Впрочем, в последнем решении сказалось не столько желание перевести некоторые службы из Еревана в Гюмри с целью добиться некоторой децентрализации, сколько то, что службу эту следует спасать. Случилось так, что в свое время профессионала с мировым именем профессора Баласаняна на посту руководителя службы заменили безвестным партийцем от РПА, и если от агентства что-то осталось, то только благодаря упрямству провинциальных отделений службы, вставлявших палки в колеса разрушительным новациям неуча. Т.е. один человек может очень многое, а концептуальные решения правительства до правильного подбора кадров пока не дошли. Будем надеяться, что дойдут.

Арен Вардапетян