Лучшие категории

» » » » Нахичевань на стыке трех цивилизаций
YesK.am

6880

3 января 2009

Нахичевань на стыке трех цивилизаций



В числе моих карабахских друзей есть человек, прошедший суровую школу карабахского движения и войны, получивший немало боевых и моральных ран, но отличающийся дальновидностью и широтой национального самосознания. Тема Нахичевани стала чуть ли не главной задачей этого карабахского солдата. При этом подкупала его искренняя убежденность, аргументированность позиции, высокий дух армянского патриота и служение интересам нации.

Нахичевань на стыке трех цивилизаций

Признаться, нахичеванский вопрос обсуждался не только моим добрым и не по годам мудрым карабахским товарищем, но и другими уважаемыми соотечественниками – профессиональными аналитиками, политиками, военными, журналистами. Однако позиция карабахского друга во многом отличалась и подкупала тем, что в размышлениях я находил искру боевого духа, преемственность поколений и философию Гарегина Нжде – гения армянской освободительной борьбы.

Изучая истоки и причины карабахской проблемы, я имел возможность общаться с участниками и некоторыми лидерами арцахского движения, часть из которых со временем сложили голову за свободу Арцаха, а некоторые из них впоследствии возглавили Нагорный Карабах и Армению. В одной из бесед стало известно, что с приходом к власти в СССР Ю.В. Андропова к нему была направлена армянская делегация, состоящая из ответственных работников и представителей армянской профессуры Москвы, с просьбой рассмотреть в очередной раз вопрос присоединения Карабаха к Армении. На это Андропов ответил, что армянам, прежде всего, стоит задуматься о статусе Нахичевани. Почему? Дело в том, что Нахичевань находится на стыке трех цивилизаций – персидской, тюркской и христианской.

Ошибался ли мудрый политик Андропов, акцентируя внимание на нахичеванском вопросе, или же ошиблись армяне, промолчав про нахичеванскую проблему? Исчезла ли с потерей Нахичевани угроза безопасности армянского государства? Так что же означает Нахичевань для Армении, для безопасности и развития армянского государства?..

Известно, что Турция, создавая азербайджанскую государственность в 1918–1920 гг., неоднократно предпринимала попытки в открытой военной агрессии и тайной подрывной войне против Армении отнять эту этническую территорию армян в пользу Азербайджана, что должно было вместе с Зангезуром и Карабахом обеспечить пространственную связь с Азербайджанской Республикой.

Из донесения дипломатического представителя Армении в Азербайджане от 18 июля 1919 г. становится известно, что «вспышки выступлений в районах и Карабаха, и Зангезура, и Нахичевани по существу связаны между собой, и все это происходит в соответствии с заранее продуманной и разработанной программой. Безусловно, все это предпринимается против армянского правительства и имеет целью, усиливая преобладание мусульман, окружить армян татарским кольцом…

С этой целью турецко-азербайджанские тайные политические организации через свою агентуру стараются в принадлежащих Армении районах усилить враждебные настроения мусульманского населения, снабжая его и денежными средствами, и оружием, и военным имуществом.

Весной-осенью 1918 г. турецкая армия осуществила интервенцию в Закавказье и на своих штыках создала азербайджанскую государственность, для связи с которой предполагалось оккупировать армянские территории Нахичевани, Зангезура и Карабаха. После поражения в Первой мировой войне по Мудросскому перемирию от 30 октября 1918 г. Турция вынуждена была вывести свои войска из Закавказья. В Нахичевани же турки в декабре 1918 г. передали власть своему ставленнику Джафар-Кули хану Нахчыванскому, который провозгласил себя генерал-губернатором Нахичевани и образование Араксской Республики.

В январе 1919 г. в Нахичевань были введены британские войска из Персии, вслед за ними сюда прибыли французская и американская военные миссии. В мае 1919 г. армянские войска при поддержке британских отрядов разгромили Араксскую Республику и включили Нахичевань в состав Республики Армения. Администрацию Нахичевани возглавил американский губернатор. В июле 1919 г. Армения потеряла контроль над Нахичеванью, которая была провозглашена частью Азербайджанской Республики. Но в марте 1920 г. армянские войска вновь установили контроль над Нахичеванью. Кемалистско-большевистский сговор позволил уже в июне 1920 г. оккупировать территорию Нахичевани турецким войскам, к которым в июле того же года присоединился 1-й Кавказский полк XI Красной Армии РСФСР.

После оккупации большевистско-кемалистскими войсками территории Нахичевани совместный российско-турецкий Ревком 28 июля 1920 г. провозгласил образование Советской Республики Нахичевань. В день заключения Севрского договора союзниками и официальными властями тогдашней Османской Турции, 10 августа 1920 г., Республика Армения и РСФСР подписали соглашение о том, что войсками Советской России занимаются спорные между Арменией и Азербайджаном области – Карабах, Зангезур и Нахичевань. Однако 24 августа 1920 г. между правительством РСФСР Ленина и правительством Великого национального собрания Турции Мустафы Кемаль-паши подписывается договор о дружбе, который закрепил нахождение в Нахичевани турецких и советских войск и совместное управление краем. Это соглашение Москвы было нацелено против бывших союзников России по блоку Антанта, то есть против Запада и, конечно же, независимой Армении – члена Антанты.

Очередная турецкая оккупация большей части территорий Восточной Армении летом-осенью 1920 г. привела к тому, что, с одной стороны, 29 ноября 1920 г. произошла советизация Армении, а с другой – в ночь со 2 на 3 декабря 1920 г. прежнее правительство Армении вынужденно подписало в Александрополе договор с кемалистской Турцией, согласно которому к Турции отходили Карсская область и Сурмалинский уезд, а районы Нахичевани и Шарура объявлялись временно находящимися под протекторатом Турции, где впоследствии «посредством плебисцита будет установлена особая администрация». Правительство РСФСР и Ревком Армянской ССР не признали Александропольский договор, поскольку он был подписан уже после передачи власти правительством Республики Армения Ревкому Армянской ССР.

Однако последующее давление Турции на Советскую Россию и шантаж азербайджанской нефтью позволили туркам 16 марта 1921 г. заключить Московский договор с РСФСР и решить судьбу спорных территорий в пользу Азербайджана. При этом армянской делегации было отказано в участии в работе Московской конференции и при заключении договора под предлогом того, что в феврале 1921 г. в Армении произошел переворот – путч дашнаков.

Согласно ст. 3 Московского российско-турецкого договора от 16 марта 1921 г., Нахичевань была включена в состав Азербайджанской ССР на правах автономной территории. В частности, эта статья гласит: «Обе договаривающиеся стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении настоящего договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему государству» (под третьим государством подразумевалась Армения). Московский договор также признал за Турцией армянские территории Карса, Сурмалинского уезда с Большим и Малым Араратом. После этого решения турецкие войска были выведены из Нахичевани.

В сентябре-октябре 1921 г. Армянская ССР вместе с РСФСР, Азербайджанской ССР и Грузинской ССР принимала участие в переговорах с Турцией на Карсской конференции. В результате 13 октября 1921 г. в Карсе при участии РСФСР Армянская ССР, Азербайджанская ССР и Грузинская ССР подписали с Турцией договор о дружбе, который подтвердил статус Нахичевани, оговоренный в Московском договоре. Для обеспечения общей границы с Турцией к Нахичевани была присоединена от Армянской ССР небольшая часть бывшего Шарур-Даралагезского уезда. К тому времени статус Нагорного Карабаха был также пересмотрен в пользу Азербайджана на правах автономии и оформлен решением пленума Кавбюро РСДРП(б) от 5 июля 1921 г. И только благодаря армянскому боевому сопротивлению под предводительством Гарегина Нжде этой участи избежал Сюник (Зангезур), оставшийся до сих пор армянским клином, разделяющим Турцию и материковый Азербайджан.

Таким образом, произошел раздел частей Восточной Армении между Турцией и Азербайджаном при попустительстве Советской России, равно как и молчании Запада в лице Англии, Франции и США.

К 1917 г. доля армян в общей численности населения Нахичеванского уезда составляла 41% (54 030 человек). С образованием нахичеванской автономии под протекторатом Азербайджанской ССР бакинское руководство чинило всяческие препятствия для возвращения армянских беженцев в родной край. Советский Азербайджан на протяжении десятилетий предпринимал целенаправленную политику по максимальному сокращению численности и окончательному вытеснению армян из Нахичевани.

В ходе карабахского военного конфликта в 1991–1994 гг. Армения так и не решилась предъявить претензии на Нахичевань, боевые действия, за исключением отдельных стычек вдоль границы, не коснулись нахичеванской территории. Вместе с тем, анклавное пребывание нахичеванской автономии в условиях армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха усугубляет социально-экономическое положение и риски безопасности этой республики.

В современный период усиливается экономическая (прежде всего, энергетическая) зависимость Нахичевани от Ирана, поскольку пока что газоснабжение автономии осуществляется за счет иранского экспорта. Основной коммуникацией по связи Нахичевани с Турцией является автодорога из Карса через Садаракский пограничный пост, который был открыт в 1992 г. бывшим премьер-министром Турции Сулейманом Демирелем.

Несмотря на то, что Азербайджаном на протяжении долгого времени (как советского, так и постсоветского) управляет так называемый нахичеванский клан (Алиев – Эльчибей – Алиев), тем не менее, социально-экономическим проблемам Нахичеванской Автономной Республики Баку уделяет крайне незначительное внимание. В современный период с учетом карабахского конфликта, азербайджанское руководство свое бездействие в Нахичевани объясняет анклавным положением автономии и транспортной блокадой Армении.

Однако за последние годы население Нахичевани значительно сократилось из-за существующих внутренних проблем, серьезного отставания региона по многим показателям социально-экономического развития от других районов Азербайджана. Отток большей части молодого населения фактически создал проблему выживаемости Нахичевани. При этом следует иметь в виду, что так называемое азербайджанское население нахичеванской автономии во многом есть искусственное порождение бакинской политики ассимиляции местных персоязычных, тюркоязычных и курдских племен.

Учитывая азербайджано-армянские отношения, Нахичевань с подачи Баку и Анкары, участвует в транспортной блокаде Армении и блокирует джульфинскую железную дорогу. От этой транспортной блокады не меньше страдает сама Нахичевань с учетом ограниченных возможностей местного рынка и возможной перспективы экономической зависимости от Ирана.

Правда, Азербайджан старается компенсировать свое бездействие в Нахичевани новыми региональными коммуникационными проектами, позволившими установить устойчивые связи через Грузию с Турцией и Западом. Речь идет о том, чтобы подключить Нахичевань к газопроводу Баку – Тбилиси – Эрзурум, а также о строительстве железнодорожной ветки по маршруту Карс – Нахичевань. Именно эти проекты стали предметом переговоров азербайджанского президента Ильхама Алиева и турецкого премьера Реджепа Эрдогана летом 2008 г. Эти переговоры имеют целью минимизировать транспортно-энергетическую зависимость Нахичевани от Ирана и обезопасить ее от региональных военных угроз как в случае нападения США на Иран, так и возобновления азербайджано-армянского конфликта из-за Нагорного Карабаха.

Некоторые представители нахичеванских земляческих обществ за рубежом выступают за выход данной территории из состава Азербайджана и реализацию постановления Чрезвычайной сессии Верховного Совета Нахичеванской АССР от 19 января 1990 г., согласно которому Нахичевань, в период обострения кризиса советской власти в Азербайджане, заявила о своем выходе из состава СССР и объявила себя независимой республикой. Это решение до сих пор никто в Нахичевани не отменял, равно как и не реализовал. Учитывая ускоренный процесс иранизации региона и предвидя перспективы турецкого диктата, часть нахичеванского общества рассматривает перспективы своего существования на пути независимости и формирования свободной экономической зоны.

Таким образом, список потенциальных этнополитических конфликтов и непризнанных республик на Южном Кавказе может пополниться. Причем специфика нахичеванской проблемы отлична от всех других по той причине, что этот конфликт назревает не только во взаимоотношениях между Арменией и Азербайджаном, но и внутри одного искусственно образованного этноса азербайджанцев, этногенез которых катализировался в советские годы за счет ассимиляции тюркоязычных и персоязычных этнических групп.

Население Нахичевани весьма недовольно своим образом жизни, похожим на казарменный. Армения способна гарантировать их безопасность, жить с нахичеванцами в мире, обеспечить культурно-образовательную и экономическую свободу краю. Это все возможно при установлении армянского протектората над Нахичеванью.

Нахичевань имеет для Армении важное стратегическое значение с точки зрения геополитики, экономики и безопасности.

В настоящее время безопасность Нахичевани формально гарантируется Азербайджанской Республикой, которая не имеет реальных возможностей контролировать эту территорию: вводить необходимое количество войск и обеспечивать поддержание обороноспособности края.

Турция, в обход имеющимся международным договоренностям, фактически поддерживает через 8-километровую границу оперативно-тактическое участие своих войск под азербайджанским флагом в безопасности Нахичевани. Однако Анкара, как член НАТО, не может разместить контингент своих войск в автономии из-за соответствующих международно-правовых ограничений и жесткой реакции США и России.

Сложившаяся ситуация позволяет предположить, что разрешение нахичеванской проблемы должно учитывать историческую и современную политическую и экономическую специфику этого края и его населения.

Какой же выход? Азербайджанская армия должна покинуть Нахичевань. Жирайр Сефелян, например, предлагает превратить Нахичевань в демилитаризованную зону, создавая наилучшие условия для свободного рынка между Арменией и Ираном. Это было бы лучшим вариантом обеспечения региональной стабильности, однако существующие противоречия в регионе вряд ли сейчас позволят демилитаризировать этот район. Я думаю несколько иначе.

Не приведет ли вмешательство Армении в нахичеванский вопрос к новой войне с Азербайджаном? Если противник будет готов к войне, то вряд ли спросит армян – готовы ли они встретить их в Карабахе. Нападают, как правило, на слабого. Об этом следует помнить всегда и укреплять армянскую армию по всем стандартам военного искусства, изучая стратегию и тактику как российских войск, так и НАТО. Тупиковый пока что переговорный процесс по статусу Нагорного Карабаха и стремительно развивающиеся геополитические противоречия ведущих стран мира на Южном Кавказе в обозримой перспективе могут привести к новой войне в зоне карабахского кризиса. Потенциально Армения должна быть готова к новой войне с Азербайджаном из-за спорных территорий Карабаха и Нахичевани.

Карабах до сих пор не признается стороной конфликта и участником переговорного процесса, признается только Армения. Следовательно, Армении придется пойти на признание Карабаха как части своей территории после косовского, югоосетинского и абхазского прецедентов. Особенность карабахского вопроса в том, что речь не должна вестись об образовании нового независимого государства, а о присоединении армянской этнической территории к Армении. Такая же участь со временем ожидает Нахичевань.

Принимая во внимание наметившееся американо-российское противостояние на Южном Кавказе и сохранение возможности военной операции США против Ирана, международная дипломатия должна находиться в поисках новых форм и средств политической и экономической стабилизации обстановки в регионе.

В нахичеванском случае это могло бы иметь развитие в форме расконсервации джульфинской железной дороги, разблокирования Нахичевани и Армении, улучшения экономических связей Нахичевани с Ираном и Арменией. Для обеспечения безопасности и предотвращения конфликта вокруг Нахичевани, целесообразно ввести сюда международные миротворческие силы стран-участниц Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского вопроса, то есть России, США и Франции, имеющие прямое отношение к Азербайджану и Армении, а также передачу Нахичевани сроком на 50 лет международному протекторату и российско-американо-французскому управлению. Это решение значительно улучшило бы ситуацию в регионе, способствовало бы укреплению региональной безопасности и восстановлению плодотворного партнерства России и Запада на Кавказе. Продолжение же кризисных процессов в Нахичевани может вылиться в очередной внутренний конфликт для Азербайджана.

Россия после пятидневного грузино-югоосетинского конфликта в своей политике на Южном Кавказе пока что не определилась в стратегии. Наличие военной базы в Армении и участие в Минской группе ОБСЕ по карабахскому урегулированию некоторые политические круги российской элиты готовы обменять на конъюнктурное партнерство с Турцией и Азербайджаном якобы в пику американским интересам на Кавказе в формате турецкой инициативы региональной платформы стабильности и безопасности.

Отсутствие российской стратегии на Кавказе, возможно, связано, с одной стороны, с неспособностью российской властвующей элиты определить традиционные национальные интересы в этом регионе, а с другой – отсутствием системы противодействия эффективным механизмам внешнего воздействия на политические группы российской элиты со стороны геополитических и геоэкономических конкурентов России, а также транснационального капитала.

При этом в Армении появляются серьезные опасения в связи с подобной тенденцией российской политики, готовой потребовать вывода армянских войск с занятых территорий в зоне карабахского кризиса и решить проблему статуса Нагорного Карабаха в пользу Азербайджана. Внешним проявлением такого охлаждения в российско-армянских отношениях является сознательное умалчивание российской стороной проблемы геноцида армян, а российское консульство в Трабзоне и вовсе поставило под сомнение факт геноцида, отрицая тем самым решение собственного парламента от 24 апреля 1995 г., признавшего и осудившего факт геноцида армян как преступление, совершенное правительством Османской Турции в годы Первой мировой войны.

В российских СМИ (например, в газете «Военно-промышленный курьер» от 6–12.08.2008 г.) развернута организованная истерия о неких метаниях Еревана, расширяющихся контактах Армении с НАТО, ущемляющих геополитические интересы России. Вполне очевидно должно быть журналисту А. Корбуту и другим российским экспертам, что Армения, участвуя в учениях НАТО типа «Совместный лук/Совместный копьеносец – 2008», вовсе не собирается отрабатывать навыки военной тактики против интересов России. Очевидно, что, изучая военный опыт НАТО, Ереван, с одной стороны, старается овладеть состоянием подготовки и слаженности действий азербайджанской армии на случай возобновления конфликта, а с другой – минимизировать вероятные угрозы Турции и НАТО. Ведь Россия и ОДКБ не гарантируют Армении полную безопасность в случае конфликта с Азербайджаном. Из выступлений Николая Бордюжи и позиции русского Генштаба вытекает только обеспокоенность внешними границами Армении с Турцией.

В этой связи заявление Сергея Маркова от 14.09.2008 г. о стратегическом союзе России и Азербайджана является не так уж и случайным размышлением политолога-депутата от правящей партии. Возможно, это проявление российского варианта Совета по публичной дипломатии с участием депутатского корпуса.

Такие перемены российской политики на Кавказе вряд ли устроят Армению. Если в 1920–1921 гг. Советская Россия аргументировала вынужденную уступку Турции в армянском вопросе желанием советизировать и контролировать Азербайджан с бакинской нефтью, то какие же политические и экономические дивиденды на сей раз получит Россия, «забывая» Армению? Вряд ли Турция, будучи членом НАТО и весьма зависимым от США и Запада в экономическом и финансовом отношениях партнером (тем более в условиях рецессии мировой экономики), способна будет вести самостоятельную от США геополитическую игру на Кавказе.

Турция с реализацией трубопроводных проектов БТД и БТЭ превращается в альтернативную России территорию по транспортировке каспийских углеводов. Соответственно, страны ЕС будут в равной степени заинтересованы как в российских терминалах, так и в турецких и крайне не заинтересованы в монополизации нефтегазового рынка одной из стран.

США в той же Грузии скорее вступают в противоречие с Турцией и постараются ограничить ее региональные амбиции и самостоятельность установлением военного, коммуникационного и финансового контроля в азербайджанском Марнеули и армянском Джавахке. Армения с учетом отсутствия внутренних этнополитических проблем в пределах признанных ООН границ, в отличие от Грузии, Азербайджана и даже Украины, становится более удобным кандидатом в НАТО. Наличие же проблемы геноцида армян и спорных территориальных вопросов Армении с Турцией, Азербайджаном и Грузией позволяет США и НАТО вести более активное давление на эти государства.

Утверждение о том, что Армения в случае выхода из орбиты влияния России окажется в одиночестве против объединенной военной мощи Турции и Азербайджана, вполне справедливо. Но так ли наивна армянская элита, чтобы порвать партнерство с Россией, не забронировав билет в другой союз с США? Сближение Армении с США не означает прямой военной угрозы Турции, поскольку главной фигурой блока НАТО выступает не Турция, а США. Более того, США удается пока что сохранять баланс между Грецией и Турцией в составе НАТО, как и СССР удавалось сохранять паритет между Азербайджаном и Арменией. Сказанное вовсе не означает, что Армения спешит покинуть российскую орбиту, ей вообще не стоит никуда торопиться.

США построили в Ереване самое большое здание посольства на постсоветском пространстве, видимо, с целью ставки на Армению и разворачивания здесь регионального центра своей политики. Россия же, втягиваясь в системное противостояние с США в регионе и забывая Армению, рискует потерять и без того скромные позиции и возможности. Азербайджан сегодня больше зависим от США, нежели Турции, поскольку главным игроком Запада в Закавказье выступает не Анкара, а Вашингтон.

Армении не нужны конфликтные отношения ни с Россией, ни с США. Но Армения в любом случае пойдет на конфликт с Азербайджаном в случае угрозы безопасности и независимости Нагорного Карабаха. И тогда нет никакой гарантии, что коммуникационные проекты БТД и БТЭ, а со временем, возможно, и «Набукко» не окажутся под прицелом и ударом армянской армии, что поставит под угрозу интересы Запада, а к России потеряют всякий интерес та же Турция с Азербайджаном.

Армения, сохраняя стратегическое партнерство с Россией, вполне способна наращивать не менее стабильные отношения с Францией и США, использовать при этом лоббистский и финансовый потенциал армянской диаспоры в этих актуальных странах, укреплять боеспособность своей армии.

И именно Нахичевань может стать объектом притяжения взаимоисключающих сил России и США, где Россия может и должна выступать активно в пользу своих интересов в Армении и регионе в целом, а США с Францией получают легитимный вход на Южный Кавказ. Возможное партнерство России, Франции и США в Нахичевани и Армении способно будет предотвратить пантюркистскую угрозу внешним и внутренним интересам Российской Федерации, обеспечить контроль стратегических ресурсов Ирана и минимизировать военную угрозу НАТО.

Александр Сваранц,

доктор политических наук