Лучшие категории

» » » » Кризис в макроэкономике. Но оптимизм остается
YesK.am

2127

4 марта 2009

Кризис в макроэкономике. Но оптимизм остается

В Армении кризис уже ощущается на макроэкономическом уровне. Рост ВВП в прошлом году не дотянул до запланированных 10%, составив всего 6,8% - вдвое меньше, чем в 2007-м. Это самый низкий показатель с 2001 года, когда экономика Армении начала развиваться двузначными темпами. Объем ВВП в 2008 году составил около 3650 млрд драмов (ок. $12 млрд).

Рост составил: промышленность - на 2%, сельское хозяйство - на 1,3%, сфера услуг - на 13,8%. А вот сфера строительства, бывшая локомотивом экономического роста, выросла всего на 1,7% против средних 35% на протяжении 2002-2007 гг. Экспорт, несмотря на рост промышленности, сократился на 7,2% - сказалось резкое падение цен на металлы. Импорт, наоборот, вырос на 35%, составив $4,411 млрд. Возросшее отрицательное торговое сальдо - $3,342 млрд - доказывает, что разговоры о стимулировании импортозамещающей промышленности пока остаются в рамках салонных бесед. Средняя зарплата составила 91300 драмов (ок. $300), что на 17,4% выше прошлогоднего показателя.

Инфляция удержалась в прогнозных рамках - на 0,3% ниже запланированного максимума в 5,5%. Однако этот показатель не распространяется на весь год - он считается в ценах декабря 2008 г. к декабрю 2007 г. Если вспомнить, как а к т и в и з и р о в а л а с ь Комиссия по защите экономической конкуренции перед Новым годом и как хорошо она была информирована о ценах на яйца и кур, то можно сказать, что она внесла определенный вклад в удержание инфляции в заявленных пределах. Однако средняя инфляция по году составила 9%, эту цифру озвучили и президент Серж Саргсян, и МВФ (9,4%), и ее следует считать более близкой к реальности, чем достаточно условные данные по декабрю, когда чисто организационными мерами можно добиться некоторого снижения цен. Тем более, что именно этот, последний декабрь стал месяцем, когда крупных импортеров заставили хотя бы чуть-чуть считаться с падением цен на продукты и топливо на мировых рынках.

Но самый впечатляющий результат по итогам года минувшего и нынешнего достигнут в соотношении курсов валют - армянский драм непоколебим вопреки всему. Кризис обошел его стороной и продолжает обходить. На языке Центробанка это называется поддержанием финансовой стабильности, для чего пришлось отказаться от догмата «плавающего курса» драма, который должен определяться не волею ЦБ, а сугубо соотношением спроса и предложения валют. Соотношение это сегодня явно не на пользу драму - приток долларов в Армению уменьшился, и ЦБ для поддержания драма приходится делать долларовые интервенции, расходуя валютные резервы. Слава Богу, ЦБ поддержание драма считает делом временным, в противном случае можно было бы вообразить себе табличку валютного обменника с неизменным курсом драма к доллару на фоне рухнувшей экономики.

Устоявшееся общественное мнение о том, что курс драма поддерживается импортерами, занявшими свыше трети ВВП, ЦБ отвергает с порога. Это при том, что высокий курс никак не означал и не означает снижения драмовых цен – они, к сожалению, растут независимо от курса. Сегодня уже появилась критика российских подходов, согласно которой ослабление рубля поглотило больше резервов, чем если бы курс был поддержан, что вдохновляет ЦБ на дальнейшее поддержание курса (в обменниках 305 драмов за $1). Если бы это было связано с выплатой иностранных долгов, то это можно было бы понять – в долларах выгоднее платить, когда драм силен. Но и это не является причиной сильного драма. Что же касается того, что слабый драм стимулирует экспорт, то этот экономический догмат для ЦБ и Министерства экономики давно не актуален. Впрочем, как и для прочего чиновного сообщества, которое полагает, что экспорт должен быть построен не на курсе драма, а на современных промышленных технологиях. Кто бы спорил, однако взять и начать поставлять на внешние рынки высокотехнологичный продукт – задача если и реальная, то сильно растянутая во времени. Проще, кажется, стимулировать экспортера макроэкономическими мерами, выпустить его на рынки – пусть он наберется опыта, а потом уже стимулировать тот хай-тек, которого жаждет рынок и который возможен в Армении.

Оппозиция, естественно, правоту ЦБ не разделяет, в частности, тот же экс-глава ЦБ Баграт Асатрян, но не разделяют правоту и неполитизированные экономисты. Независимый эксперт, доктор экономики Татул Манасерян считает, что не только стимуляции экспорта, но и проведению политики импортозамещения во многом мешает высокая стоимость армянского драма, который сегодня излишне и безосновательно ревальвирован примерно на 27-30%, и что на фоне понижения курса мировых валют есть возможность плавного и безболезненного снижения стоимости драма. Однако, по его мнению, это не единственное препятствие развития производства - олигархичность и монополизированность национальной экономики тоже серьезно мешают развитию.

Кризис в макроэкономике. Но оптимизм остается


Что же касается снижения цен на металлы, подорвавшего горнорудную отрасль, то тут, по мнению Манасеряна, влияние кризиса на армянскую экономику явно преувеличено. Зангезурский медно-молибденовый комбинат был приватизирован тогда, когда цена на медь равнялась ок. $3150 за тонну против сегодняшних $ 3200. Так что прибыль от комбината есть, просто не оправдались ожидания громадных дивидендов, и здесь явно идут спекуляции относительно масштабов кризиса, считает независимый эксперт. Спекуляция в данном случае, надо полагать, - это стремление выжать у людей слезу, чтобы государство пришло на помощь предприятию, которое в состоянии без нее обойтись.

Завершая драмовую тему, можно еще раз признаться, что она, несмотря на давность, все равно требует дальнейшего исследования. Сильный драм выгоден импортерам и тем, кто имеет сугубо драмовые доходы, и невыгоден живущим на зарубежные трансферты и производственникам, как бы нас ни пытались убедить в том, что курс драма на промышленность не влияет. Понятно, что экономика стала во многом виртуальной, но этот экономический постулат зависимости экспорта от валютного курса, взятый, кстати, из статистических наблюдений за экономической жизнью, за пределами Армении еще никто не отвергал.

Теперь о преодолении кризиса. Как заявил министр экономики Нерсес Ерицян, Армения приступит к реализации а н т и к р и з и с н ы х мероприятий уже с конца февраля. В их числе программа Всемирного банка стоимостью в $525 миллионов по восстановлению сельских дорог, оросительных систем и не утвержденная пока смета кредитования малого бизнеса в $50 млн, которые смогут обеспечить тысячи новых рабочих мест, особенно в сельских районах.

Далее должны подоспеть программы Азиатского банка развития и некоторые бюджетные проекты, которые планируется утвердить в более ускоренном режиме. Потом – системная господдержка ратого, чтобы их отобрать, будут задействованы экспертные органы. Правда, полной уверенности в том, что «экспертные органы» отберут объективно работоспособные компании, а не работоспособные за счет аффилированности с властью, нет. Сам Ерицян признал во время защиты отчетов в правительстве, что потенциал, которым располагает Министерство экономики, не позволяет провести глубинный микроэкономический анализ – не хватает профессиональных кадров. И не мешает заказать эти работы на стороне, заодно сократив те подразделения, которые не в состоянии решать возложенные на них задачи. Интересно, что премьер Саркисян воспринял заявление министра спокойно, и, пользуясь случаем, отметил, что нехватка специалистов присуща не только Министерству экономики, но и другим министерствам тоже.

Скандальное заявление министра наделало шуму, но оно кажется как минимум не по-чиновничьи честным. Ведь можно было накорябать какую-нибудь цифирь, нарисовать несколько схем, цветные диаграммы и выдать все это за глубокий анализ микроэкономики. Но ни министр, ни премьер не пошли по легкому пути, и это определенным образом обнадеживает.

На подмогу Армении поспешила и Россия, выделив стабилизационный кредит в полмиллиарда долларов. Подробности того, куда и как он будет применен, пока не освещаются, но уже появились подозрения, что этот кредит – плата за вхождение в рублевую зону. Премьер был вынужден отвести подозрения в намерении войти в рублевую зону по причине наличия ее отсутствия. «О «рублевой зоне» по типу зоны евро говорить преждевременно», - считает премьер, но вместе с тем «Армения заинтересована во введении региональной валюты на пространстве СНГ», заявил он в программе «Вместе» телеканала «Мир». По словам Тиграна Саркисяна, у правительства есть целый пакет предложений, как это можно сделать, и еще три года назад ЦБ Армении с этими предложениями выступил. Проект уже представлен Межгосударственному банку, и, будучи принят, переведет расчеты между странами Содружества на рублевую основу, что может сделать рубль региональной валютой резервирования. А в этом случае уже и в Армении, как и в России, придется нервно отслеживать нефтяные котировки.

Как бы то ни было, кредиты, по крайней мере на стадии намерений, призваны к созданию рабочих мест и стимуляции внутреннего потребления на фоне общественных опасений, что могут быть бездарно потрачены на поддержание высокого курса драма, необходимость которого чем дальше, тем труднее объяснить экономически.

Тем не менее, стимулирование промышленности как способ борьбы с кризисом уже приобретает законодательные очертания. Правительство одобрило законопроект, согласно которому импорт оборудования стоимостью свыше 1 миллиона долларов освобождается от уплаты НДС в течение трех лет. Т.е. «коров» можно будет импортировать по дешевке, с тем, чтобы появилось обложенное НДС «молоко». В 2009 г. бюджет, согласно заявлению премьера Саркисяна, потеряет на этой новации 5 млрд драмов. Т.е. оборудования при 20% НДС планируется ввезти почти на $80 млн. Несколько удивляет нижняя стоимость необлагаемого налогом оборудования – $1 млн. Т.е. если у вас есть хорошая идея начать производство стоимостью $900.000 – можете начать жаловаться на судьбу и считать себя неудачником. Скорее всего, столь высокая цена, с которой начинаются льготы – результат договора с крупными импортерами, которые, так и быть, займутся производством, но чтобы всякая шушера с меньшими деньгами в это дело не лезла, составляя ненужную конкуренцию. Надо полагать, со временем эта норма по поддержанию богатых будет пересмотрена в пользу более массового ее применения, чтобы бизнес на подешевевшем оборудовании стал бы более доступен широким трудящимся массам.

Льготы будут предоставлены также ковроделам, правда, тем, которые занимаются этим вручную. Понятно, что армянские ковры известны, их хранят в своих коллекциях всемирно известные музеи, но это отдельное решение кажется более продуктом лоббинга, нежели системного подхода. Правда, премьер отметил, что и другие виды народного творчества также будут находиться в центре внимания правительства республики и «мы должны будем шаг за шагом создавать благоприятные условия для всех, сохраняя наши национальные ценности», но это – потом. А сегодня - ковры, только ковры и ничего кроме ковров.

Президент Серж Саргсян в двух своих зарубежных выступлениях тоже затронул тему кризиса. На встрече со швейцарской армянской общиной он предложил каждому армянину на Родине, и тем самым внести свой вклад в преодоление кризиса и развитие Армении. А в Мюнхене выразил надежду, что «если в прошлом заметно высокий уровень ресурсных цен позволял в отдельных случаях идти на экономически явно неоптимальные решения, забывая о том, что между двумя точками самой короткой линией является прямая, и тратить лишние миллиарды для удовлетворения каких-то притязаний, то в условиях низкого уровня цен на энергоносители и всемирных ограничений экономической активности, когда региональные проекты с точки зрения окупаемости инвестиций станут более затратными, вероятность разработки иррациональных региональных проектов будет намного меньше».

Насколько политические подходы начнут считаться с геометрией и экономикой – неясно, сегодня коммуникационные проекты в первую очередь считаются с политическими амбициями, но именно переход от необоснованных амбиций к целесообразности и есть, надо полагать, выход из кризисного тупика.

При общей кризисной картине происходят вещи и без привкуса тревоги. В Ереване произошел первый розыгрыш кассовых чеков, естественно, со всеми приличествующими событию пиар-ходами. Розыгрыш был введен правительством в качестве меры, стимулирующей выдачу в пунктах торговли кассовых чеков, и их действительно стали выдавать. Это не армянское ноу-хау, но приятно, что именно в Армении применена мера по налаживанию прозрачного товарооборота с элементами игры, а не репрессий. Не каждый, но многие уже думают, что, не беря кассовый чек, теряют $16 000 – максимальный приз в чековой лотерее. Или, как минимум, $16 – минимальный, соответственно более популярный выигрыш.

И еще. По данным Grant Thornton International (GTI) - одной из ведущих международных организаций, объединяющей независимые аудиторско-консультационные фирмы, Армения входит в число 11 мировых стран, которые сохраняют оптимизм в вопросе развития своих экономик. Список этих немногих стран возглавляет Индия с результатом +83%, за ней следуют Ботсвана (+81%), Бразилия (+50%) и Армения (+46%). По данным опросов, впервые с 2003 г. число пессимистов превзошло количество оптимистов, не затронув Армению и Ботсвану. В двух из четырех крупнейших торговых стран мира – США и Китае, чей совместный вклад в мировой ВВП составляет более 32%, зарегистрированы кардинально противоположные результаты. В США зафиксирован отрицательный показатель оптимизма (-34%), а в Китае – положительный (+30%). Похожая ситуация сложилась в Японии и Индии, где данный показатель составляет минус 85% и плюс 83% соответственно. Причину оптимизма сразу не понять. Может, это устоявшийся философский взгляд на вещи, а может, необремененность потребительскими кредитами, которые при потере работы могут привести к личной экономической катастрофе. Неизвестно. Но, по мнению одного из руководителей GTI Алекса Макбита, «эти полярные показатели указывают на то, что на мировом рынке все еще есть надежды на будущее».

Так что не все потеряно.

Арен Вардапетян