Лучшие категории

» » » » Геноцид армян в актуальной политике мировых держав
YesK.am

10600

1 апреля 2010

Геноцид армян в актуальной политике мировых держав

Мировое армянство и прогрессивная часть международного сообщества 24 апреля 2010 г. отмечает 95-ю годовщину геноцида армян в Османской Турции. В преддверии этой скорбной даты мы еще раз убеждаемся, что для эффективного противодействия геноциду необходима политическая воля всех государств мира, независимо от их статуса и мощи.

Музей геноцида, Ереван

Геноцид армян в актуальной политике мировых держав


Можно признать успешным политику Ай-Дата, направленную на расширение географии и списка стран, осудивших геноцид армян. Март 2010 г. стал буквально временем триумфа исторической справедливости и политико-правового давления на Турцию. Безусловно, принятый комитетом по международным делам конгресса США проект резолюции №252 о признании геноцида армян с перевесом всего в один голос (23х22) стал самой большой политической сенсацией американо-турецких отношений и успехом в американо-армянских отношениях последних лет.

Важно также отметить, что почти синхронно в Европе парламент Великобритании большинством голосов также осудил геноцид армян, причислив его к преступлениям против человечества по аналогии с холокостом евреев. Принятие же парламентом Швеции 12 марта с.г. резолюции по признанию и осуждению геноцида армян в Османской Турции стало очередным прорывом европейской политики и торжеством справедливости.

Армяне мира с благодарностью и уважением восприняли названные решения парламентов дружественных Армении стран и полагают, что эти резолюции не только станут свидетельством исторической справедливости, но и позволят заложить фундамент политико-правовой ликвидации последствий геноцида армян.

Признание геноцида армян все большим числом иностранных государств и международных организаций выступает важнейшей политической задачей, поскольку соответствует нормам международного права, морали, демократии и справедливости, а также способствует укреплению региональной безопасности на Южном Кавказе и предупреждает Турцию от соблазна новой авантюры против Армении.

Трагедию геноцида армян признали такие страны, как Аргентина, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Италия, Канада, Ливан, Россия, Уругвай, Франция, Швейцария, Нидерланды, Швеция, Польша, Литва, Словакия, Кипр, Австралия, Венесуэла, Чили, а также ряд авторитетных международных организаций в лице Европейского парламента, ООН, Совета Европы и др. И этот список, уверен, будет пополняться.

Некоторые эксперты и политики отмечают, что признание геноцида армян в Оттоманской Турции – это есть подтверждение исторической справедливости, но не предмет актуальной политики. Иными словами, признавая преступление геноцида, страны и международные организации исходят из соображений истории и сохранения своей репутации перед армянским народом и Арменией, но не предъявляют никаких политических, правовых и материальных требований к самой Турции. Геноцид армян, по их мнению, это вопрос истории, но не актуальной политики.

Другие же небезосновательно полагают, что тема геноцида армян все же имеет политическое значение во взаимоотношениях ведущих внешних факторов с той же Турцией, будь то Европа или США, и всякий раз этот фактор актуализируется, когда возникает соответствующая потребность в оказании давления на Анкару (например, для блокирования вопроса вступления Турции в ЕС).

Очевидно, и в первом, и во втором случае имеет место политика, выражающая национальные интересы и современное состояние отношений ведущих и не ведущих государств с Турцией. И получается странная картина, когда, например, та же Россия, признав геноцид армян, может допустить устами своего консула в Трабзоне заявления, отрицающие резолюцию самой Государственной Думы РФ, а власти г. Москвы отказывают представителям армянских общественных организаций в выделении территории для строительства памятника жертвам геноцида армян (ведь в столице много турецких подрядов, куда уж там до армян). Та же Европа, актуализируя тему геноцида армян и принимая соответствующие резолюции, пока что не предлагает особых решений геополитического и правового порядка. Однако вопрос территорий Западной и части Восточной Армении сохраняет свою актуальность.


Турция продолжает упорно отрицать геноцид армян

Геноцид армян в актуальной политике мировых держав


Я не случайно остановился на политических акцентах ведущих держав, принявших либо находящихся на пути признания геноцида армян. Ибо, что бы ни говорили, но история – это, как писал академик Покровский, та же политика, опрокинутая в прошлое. Комментарии прессы и политических аналитиков решения комитета по международным делам конгресса США фактически сходятся в одном, что если сенсация и произошла, то не надолго.

Нет никаких оснований полагать, что президент и госдепартамент США пропустят проект резолюции №252 в палату представителей конгресса США, скорее наоборот, и Б. Обама, и Х. Клинтон блокируют это решение, а конгресс не поставит на голосование. Но не поставит сейчас, то есть в год 95-летия трагедии геноцида армян, стало быть, возможно, вернутся позже. Скажем, лет через пять, к 100летию? Ведь тот же глава комитета по международным делам г-н Говард Берман справедливо отмечал, что вот уже 27 лет он в конгрессе и каждый раз, когда американские парламентарии возвращаются к теме геноцида армян, из администрации и госдепартамента раздается грозный голос – «пока не время». Значит, когда-нибудь это время наступит.

Не стоит заниматься гаданием о сроках и настроениях администрации США. Это не дело аналитиков. Тезисы о том, что на кону в американо-турецких отношениях стоит очень многое – и те же военные базы, и та же позиция Турции по поддержанию военных операций США в Афганистане и Ираке, и тот же транзит каспийской нефти и газа через территорию Турции в страны Запада, – безусловно, имеют право на существование.

Однако эти аргументы американской администрации скорее выражают дипломатическую окраску, но никак не подтверждают риски глобальной безопасности США. Да, Турция поддерживает военные операции США и Великобритании, то есть англосаксонской геополитики, в Афганистане и Ираке. Но от того, поддержит Турция эти операции или нет, мало что изменится в концептуальной политике США применительно к названным странам и регионам. Ведь тот же турецкий парламент отказал в 2003 г. в пропуске 4-й дивизии США через свою территорию в Ирак, и что изменилось от этого? США провели блестящую военную операцию в Ираке с минимальными потерями при условии профессиональной предварительной разведывательной проработки наступления. А то обстоятельство, что Турция демонстративно отказала США в предоставлении собственной территории в 2003 г. – это стало формальным началом охлаждения американо-турецкого стратегического партнерства.

В то же время такой поворот вполне устраивал США, ибо Вашингтону незачем было включать Турцию в большую геополитическую игру на Ближнем и Среднем Востоке с учетом фактора иракской нефти, курдского вопроса и лояльности курдов Северного Ирака, а также расширения геополитического и геостратегического маневра США в этом регионе.

Тот же посол США в Турции Эрик Эдельман, который занимал этот пост с июля 2003 г. по июнь 2005 г. и формально провалил политику, впоследствии получил повышение и был назначен заместителем министра обороны США по политическим вопросам и главным советником министра обороны. В Пентагоне Э. Эдельман курирует в том числе проблемы Турции и вопросы американо-турецкого военнополитического сотрудничества. Возникает вопрос: а был ли вообще провал в политике США в отношении Турции в 2003 г.? Американцам, видимо, не нужно было участие Турции в военной операции против Ирака, что впоследствии связало бы США определенными обязательствами по курдскому вопросу и проблеме нефтяного Мосула.

Что касается военных баз США в Турции и вероятности отказа Анкары в их дислокации на территории страны в случае признания США геноцида армян. Действительно, турецкая армия и флот – одни из самых мощных в системе НАТО по уровню боевой готовности, численности и военно-технической оснащенности. Но справедливо также признать, что эта мощь базируется, прежде всего, на военно-технической и кредитной помощи США и других стран НАТО, включая и тех, кто уже признал геноцид армян (например, той же Франции). Любые эмоциональные решения Турции в ущерб стратегическим интересам США будут иметь тяжелые и сложно поправимые последствия для военной безопасности и экономики Турции.

Наконец, те же базы США в Турции преимущественно располагаются на востоке Турции (в том числе на территории Западной Армении). Армянский фактор на Западе в странах НАТО (включая США, Канаду и страны ЕС) – это порядка 2 млн 600 тыс. армян, которые преимущественно являются выходцами из Западной Армении и наследниками жертв геноцида армян. Эта цифра вполне сопоставима с армянским населением России. Иными словами, идея Республики Западной Армении не отрицает сохранение американских военных баз на своей территории, как в современной Республике Армения присутствует российская военная база и развивается соответствующее стратегическое партнерство с Москвой. Суть в том, что американцы из этой части современной Турции вряд ли уйдут. При таких кардинальных переменах и демонтаже британской геоконструкции Ближнего и Среднего Востока, где может состояться расширение границ современной Армении или появление новой Республики Западная Армения, США и Великобритания сохранят контроль над транзитом каспийских энергетических коммуникаций до Джейхана.

Шантаж Анкары об отзыве своего посла из Вашингтона не единственный. То же самое Анкара совершала по отношению к Франции и России, а ныне к Швеции. Но что-то я не слышал, чтобы Турция разорвала дипломатические отношения с Францией или Россией. В противном случае Турции грозит положение изгоя. Ничего особенного не произойдет и в американском случае.

В фундаментальной политологии последних лет появились небезосновательные оценки и утверждения о том, что американо-турецкие отношения значительно ухудшились, США пребывают в процессе выстраивания новой геостратегической конфигурации на Ближнем и Среднем Востоке и в Черноморско-Кавказском регионе в условиях, когда период надежности Турции как стратегического партнера безвозвратно прошел.

Так, доктор И. Мурадян полагает, что если в Каспийском регионе сооружение энергетических коммуникаций практически завершено и дальнейшие попытки развития американо-британской коммуникационной системы транспортировки нефти и газа становятся все более проблематичными, то в Черном море создание аналогичного комплекса только начинается. США и Великобританию интересует ряд геополитических точек в бассейне Черного моря, включая порты Болгарии (Бургас, Варна), Румынии (Констанца), Украины (Одесса, Николаев, Ильичевск), Грузии (Поти, Батуми), Абхазии (Гагра, Очамчира), а также Крым и устье Дуная. В этой связи Турция может потерять свою исключительную геостратегическую значимость в Черноморском бассейне для интересов США, поскольку в Черном море концентрируются интересы американской, европейской и евразийской политики.

Учитывая тандем США и Великобритании, схожесть их подходов к утверждению собственного влияния в различных регионах мира (например, в том же бассейне Черного моря, который рассматривается в качестве барьера между Россией и Европой, Россией и Турцией, Турцией и Европой), можно предположить, что англосаксонский альянс не случайно предпринял синхронные шаги по оказанию очередного давления на Турцию с использованием темы геноцида армян.

Сложившуюся напряженность в отношениях между США и Турцией можно образно охарактеризовать таким образом, что Турция превратилась во «Францию Востока», о которую всякий раз спотыкаются американцы, предусматривая и проводя новые комбинации в региональной геополитике.

Швейцарские протоколы об открытии турецко-армянской границы и установлении дипломатических отношений между Турцией и Арменией действительно оказались на грани срыва. Возможно, вся демонстративная активность комитета по международным делам конгресса США и появление проекта резолюции №252 – это всего лишь важный сигнал США для турецких политиков в плане продавливания решения о ратификации швейцарских протоколов в Великом национальном собрании Турции.

Вместе с тем Вашингтон дает Анкаре возможность четко понять, что требования о предварительных условиях, связанных с выводом армянских войск из занятых территорий Нагорного Карабаха, и вообще привязка карабахского вопроса к армяно-турецким переговорам не состоятельны. Турцию ни США, ни Франция, ни Россия – основные посредники Минской группы ОБСЕ – не желают допускать к урегулированию карабахской проблемы. А это означает, что ведущие державы – главные посредники не рассматривают вариант принуждения армянской стороны к сдаче Карабаха под контроль Азербайджана ценой военной авантюры, и Анкара не может санкционировать новый конфликт в регионе Южного Кавказа.

В случае же отказа Турции от ратификации швейцарских протоколов Армения получит дипломатическое преимущество и молчаливое согласие США на строительство новых коммуникационных связей (например, железной дороги) с Ираном, приобретет дополнительную актуальность строительство иранской автодороги через р. Аракс на Карабах, а также высока вероятность вовлечения Нахичеванского анклава в отношения с Арменией и расконсервации Джульфинской железной дороги.

Таким образом, геноцид армян остается одной из стратегических задач консолидированной (государственной и диаспоральной) армянской внешней политики, имеет прямое отношение к обеспечению стратегической безопасности Армении и Нагорного Карабаха, а также сохранения армянской диаспоры и ее связей с исторической родиной. Как бы кому-то ни хотелось причислить тему геноцида армян к вопросу исключительно исторической принадлежности, события и факты международной действительности и дипломатии показывают обратное, что геноцид армян является важным политическим вопросом, сохраняет актуальность в политике ведущих, развитых и развивающихся стран в отношениях с Турцией.

Александр Сваранц, доктор политических наук